Вопрос возникновения исламского движения в Таджикистане 14 Сентября 2018


В появлении исламских реформаторских движений 1970–1980 гг. в центрально азиатском регионе, многие из которых впоследствии переросли в политические, немаловажную роль сыграло просветительское движение в Бухарском эмирате начала ХХ столетия во главе с Ахмадом Донишем, а позже – деятельность ученого-богослова Маулави Мухаммаджона[1]. Фактором, способствовавшим формированию исламских политических движений позднего советского времени, стало создание и функционирование в 1970-х гг. нелегальных сетей религиозных школ “Худжра” (в переводе – “Комната”) и “Довра” (“Круг”), где помимо канонов ислама изучались произведения Хасана-аль-Банны, Сайида Кутба, Маудуди, Джамолиддина Афгани, Мухаммада Икбола и других. Подпольные религиозные школы “Худжра” и “Довра” можно отнести к первым неорганизованным политическим группировкам, где наряду с религиозными уроками обсуждались и проблемы совместимости ислама и власти.[2]

Несмотря на жесткий атеистический прессинг, ислам и исламская мысль развивались в Средней Азии и в советский период. Традиция и преемственность никогда не прерывались. Начиная с кокандских мулл, нашедших убежище в Восточной Бухаре в 1920–1930 гг., через ишанов и ходжей, поддерживавших опальных исламских интеллектуалов в 1950–1960 гг., исламская богословско-правовая мировоззренческая мысль продолжала развиваться в различных формах, в том числе и в виде реформаторства. В ходе этого развития решались наиболее острые и злободневные вопросы существования ислама: отношения ислама и власти, место ислама в обществе, место и роль исламских духовных и мировоззренческих поисков. Возникали различные течения, иногда остро конфликтовавшие между собой. В 1960– 1970-е гг. и произошел раскол в среднеазиатском исламе, который стал началом генерации новых исламских интеллектуалов и духовных лидеров различных направлений. Именно они впоследствии сформировали исламские политические организации – такие, как ПИВ, “Адолат” (“Справедливость”), Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и другие.[3]

Одним из основателей названных выше организаций сетевого типа “Худжра” и “Довра” является Кори Мухаммаджан (Рустамов). Согласно многочисленным свидетельствам, Кори Мухаммаджан за период своей преподавательской деятельности подготовил свыше 200 квалифицированных учеников, из числа которых вышли основатели различных направлений ислама в современной Центральной Азии, получивших названия “муджаддадийа”, “ваххабийа”, “акрамийа”, руководители многих известных исламских партий и организаций, включая ПИВ и ИДУ. После смерти Кори Мухаммаджана (1989 г.) раскол между представителями этих трактовок ислама усилился и в начале 1990-х гг. приобрел антагонистический характер. По мнению С. Олимовой, «этот раскол стал одной из основных причин гражданской войны в Таджикистане».[4]

На наш взгляд, организацию и преобразования исламского реформаторского движения семидесятых годов прошлого столетия можно считать звеном в цепи просветительского движения, которое фанатики и консерваторы назвали «джадидами». К этому пример тот факт, что еще в 1973 году Саид Абдулло Нури создал нелегальную молодежную организацию «Нахзати исломи», пропагандирующую воспитание в религиозном духе, которая в 1980-е годы разрослась до разветвленной сети Движения исламского возрождения Таджикистана. В 1986 году спецслужбы провели зачистку и арестовали активистов организации, в том числе самого Саида Абдулло Нури.

Попытка создать таджикское отделение всесоюзной Исламской партии возрождения была сделана в октябре 1990 г. В период перестройки, где происходил процесс пересмотра политической системы и отмены шестой статьи Конституции ССР (1977) «о Руководящей роле КПСС в государстве», в июне 1990 г. в Астрахани состоялся съезд мусульман Советского Союза. На съезде была учреждена всесоюзная Исламская партия возрождения, утверждены ее программа, устав, избран высший орган – совет улемов. Делегаты съезда Давлат Усмон и Саидиброхим Гадоев, вернувшись в Таджикистан, обратились в Верховный Совет Таджикской ССР с просьбой разрешить проведение региональной учредительной конференции Исламской партии возрождения. Сессия Верховного Совета, рассмотрев заявку, запретила деятельность исламской партии возрождения на территории республики как противоречащую Конституции и закону “О свободе совести в Таджикской ССР”, согласно которому религиозным организациям запрещается участвовать в политической деятельности[5]. Несмотря на это, инициативная группа провела учредительную конференцию 6 октября 1990 г. в мечети Чортут Ленинского района. В соответствии с постановлением Верховного Совета «О пресечении деятельности партий и общественно-политических объединений, запрещенных законодательством Таджикской ССР» от 14 декабря 1990 г. организаторы конференции были оштрафованы. В ноябре 1990 г. ЦК Компартии Таджикистана выступил с заявлением «Об отношении к попытке создания таджикского отделения всесоюзной Исламской партии возрождения вопреки решению третьей сессии Верховного Совета республики, и о ее запрете»[6].

Деятельность партии как политический субъект на республиканском уровне и его лидеры всегда проводилось грубейшими либо конституционными, либо законодательно-административными нарушениями.

По мнению экспорта по проблемам Центральной Азии Российского института стратегических исследований (РИСИ) Дмитрий Попов, ПИВТ оттягивала на себя значительную часть протестного электората, тем самим, показывая свою лояльность к мировым радикально настроенным группировкам публично выступая против возобновления вооруженной борьбы с правительством и против террористических организаций наподобие ИГИЛ. Как предвидел эксперт: «…теперь недовольные из числа сторонников ПИВТ, как можно прогнозировать, будут уходить в тень и на более радикальные позиции. Контролировать их станет сложнее». Как мы в последствие видели, что соратники бывшей политической партии, которая организовала в своей истории кровопролитную гражданскую войну ради смени общественного строя от демократической светской постепенно к исламским, религиозным, как гласил в уставе партии основными целями согласно программным документам: духовные возрождение граждан страны, политические и правовое пробуждение с целью осуществления основ ислама в жизни мусульман республики. Позднее все агрессивные его выдвиженцы на управленческие мандаты по достигнутом договоренности по перемирии 1997 года, ностальгируя на свои опыты и действия времен гражданской войны периодически устроили различные мятежи против государственного строя и его легитимным правительством. Примеры к этим Али Бедаки, Мирзо Зиёев, и генерал А. Назарзода.  

Заведующий кафедры отечественной истории РТСУ Артыков А. А. 



[1] Мухаммаджан Рустамов более известный как Домулла Хиндустани (18921989). Примерно в конце 1950-х гг. Хиндустани организовал нелегальное обучение (худжра) небольшой группы своих прихожан. Со временем количество обучающихся возросло, среди них были ныне известные в регионе и особенно в Фергане мусульманские деятели.

[2] Салимзода М К истории возникновения Исламской партии возрождения Таджикистана (Вестник КРСУ. 2008. Том 8. № 7)

[3] Химматзода М. Роль просветителей Средней Азии в духовном пробуждении народов региона // Мусульманские лидеры: социальная роль и авторитет. – Душанбе, 2003.

[4] Олимов М., Шохуморов С. Мухаммаджан Хиндустани: жизнь и деятельность, // Мусульманские лидеры: роль и авторитет. – Душанбе, 2003 г.

[5] Малашенко А. В. Россия и исламский фак- тор. – М, 1997.

[6] Хасанов Р. “Подпольный обком”... под зна- менем ислама // Правда. – М., 1991. – 16 мая.

Возврат к списку



Учеба в РТСУ

Абитуриенту Абитуриенту Студенту Студенту Выпускнику Выпускнику Сотруднику Сотруднику
Для людей с ограниченными возможностями

Для комфортного просмотра вы можете воспользоваться масштабированием страницы — в активном окне браузера нажмите несколько раз на клавиатуре сочетание клавиш Ctrl и + для увеличения размеров шрифта и элементов сайта до необходимого вам размера

Закрыть