Некоторые вопросы уголовно-правовой квалификации преступлений в сфере криминального наркобизнеса, совершаемых участниками экстремистских групп 05 Июля 2018


Абдухамитов Валиджон Абдухалимович, доктор юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права Российско-Таджикского (Славянского) университета

Дар макола масъалахои банду басти чиноятхои дар моддахои 289, 2021, 202, 204 КЧ ЧТ пешбинишуда, ки он аз тарафи гурухои экстремисти содир мегарданд барраси шудааст. Муаллиф оид ба ворид намудани тагйиру иловахо ба конунгузории чиноятии ЧТ пешниходхоро таклиф менамояд. 

In article questions of qualification of the crimes, provided Art. 289, 2021, 202, 204 of the Criminal code of the Republic of Tajikistan made by extremist groups are considered. The author offers modification and additions of the criminal legislation of the Republic of Tajikistan.


Исследование правовых и организационных основ противодействия экстремистским группам в сфере криминального наркобизнеса, безусловно, требует анализа уголовно-правовой регламентации наиболее распространенных составов преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков.  

Объективная оценка оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов за 2006-2012 гг. позволяет отнести к наиболее распространенным видам уголовно наказуемых деяний, подготавливаемых, совершаемых и совершенных участниками экстремистских групп в сфере криминального наркобизнеса, составы преступлений, предусмотренные ч.2,3.,4 ст.289, 2021, 202, 204 УК РТ.   

Объект преступления, предусмотренный ч.2 ст.289 УК РТ[1], совокупность общественных отношений, обеспечивающих финансовую безопасность государства и безопасность таможенной границы от незаконного перемещения на территорию РТ наркотических средств и психотропных веществ, изъятых из свободного обращения.  

Предмет преступления – любые наркотические средства, растения и наркотикосодержащие части растений[2].  

Объективная сторона преступления. Тамо­женной границей РТ являются пределы тамо­женной территории РТ, а также периметры сво­бодных таможенных зон и свободных складов.

Следует также отметить, что таможенная граница совпадает с государственной границей[3] страны, однако она определяется не только пределами территории РТ (т.е. территориальными и внутренними водами и воздушным пространством над ними), но и пределами особых экономических зон, установок и сооружений, находящихся в исключительной экономической зоне РТ (ст. 2 Таможенного кодекса РТ)[4].

В соответствии с Таможенным кодексом РТ перемещением наркотических средств через та­моженную границу РТ признается совершение действий по ввозу на таможенную территорию РТ или вывозу с этой территории наркотических средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, исполь­зование трубопроводного транспорта и линий электропередач.

Недекларирование или недостоверное декларирование предполагает перемещение наркотических средств через таможенную гра­ницу без заявления об этом в установленной за­коном форме (таможенной декларации) либо с заявлением в таможенной декларации ложных сведений.

Контрабанда является преступлением с фор­мальным составом, признаваемым оконченным с момента фактического перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу[5].

Субъективная сторона преступления харак­теризуется прямым умыслом. Субъект престу­пления - лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицирующими признаками контрабан­ды согласно ч. 3 и 4 ст. 289 УК РТ являются: повторно (п. «а»), соверше­ние преступления должностным лицом с исполь­зованием своего служебного положения (п. «б»), с применением насилия или угрозы к лицу, осуществляюще­му таможенный контроль (п. «в»), путем прорыва таможенной границы (п. «г»), совершены организованной группой (ч.4. ст.289 УК РТ). К должностным лицам, совершающим контрабанду наркотиче­ских средств с использованием своего служеб­ного положения, относятся должностные лица таможенных органов РТ, а также должностные лица, освобожденные от определенных форм та­моженного контроля. Совершение контрабанды должностными лицами означает, что исполните­лями преступления выступают государственные служащие, в обязанности которых входит осу­ществление контрольных функций и иных требо­ваний таможенного законодательства, т.е. долж­ностные лица таможенных органов РТ.

Согласно научной позиции Б.В. Яцеленко под контрабандой наркотических средств, со­пряженной с насилием, понимается применение физического или психического насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль. Физи­ческое насилие может выражаться в связывании, нанесении побоев, причинении легкого, средней тяжести и вреда здоровью потерпевшего. Психическое насилие заключается в угрозе непосредственного при­менения физического насилия, т.е. запугивании потерпевшего убийством, причинением легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Анализируя точку зрения С.И. Никулина, можно сделать вывод, что под применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль, понимается любое физическое или психическое насилие независимо от того, повлекло оно при­чинение вреда здоровью потерпевшего или нет[6]. Однако убийство и причинение тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах со­ставом данного преступления не охватываются и образуют совокупность преступлений. Применение насилия к иному представителю власти, деятельность которого не сопряжена с осуществлением таможенного контроля (военнослужащие пограничных под­разделений министерства безопасности РТ вне таможенных пун­ктов, должностные лица правоохранительных органов), квалифицируется по ст. 328 УК РТ. Особо квалифицированной признается контра­банда наркотических средств, совершенная ор­ганизованной группой (ч. 4 ст. 289 УК РТ). Такой признается контрабанда наркотических средств, если она совершена устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения од­ного или нескольких преступлений. Признаками организованной группы являются устойчивость и предварительная объединенность членов груп­пы в целях совершения одного или нескольких преступлений.

Устойчивость характеризуется наличием до­статочно прочных постоянных связей между чле­нами группы и специфическими индивидуальны­ми формами и методами деятельности[7]. В судебной практике вывод об устойчивости группы делается с учетом совокупности таких обстоятельств, как наличие в ее составе органи­затора (руководителя) и заранее разработанно­го плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла, большой временной промежуток ее существования, не­однократность совершения преступлений, тех­ническая оснащенность группы, специальная подготовка ее участников, стабильность костяка группы и ее организационной структуры, наличие своеобразных, индивидуальных по характеру, форм и методов деятельности и их постоянство. Предварительная объединенность членов орга­низованной группы означает, что ее участники не просто договорились о совместном совершении преступления, но достигли субъективной и объ­ективной общности в целях совершения ряда преступлений. Вместе с тем, возможно создание организованной группы для совершения и одного преступления, которое требует достаточной под­готовки. Участники организованной группы могут выполнять роль исполнителей преступления, но могут и не принимать непосредственного уча­стия в выполнении объективной стороны престу­пления. Все соучастники с момента вступления в организованную группу становятся ее членами и независимо от места и времени совершения пре­ступления и характера ролей признаются соис­полнителями.

Существенную роль в создании предпосылок экстремизма играют и особенности индустриализации, характерные для стран Центральной Азии. Если же говорит о наркобизнесе, то он не только не побуждает к социальным и культурным переменам, но и всячески эксплуатирует традиционные связи и этническую солидарность как условия для конспирации – необходимого компонента данного бизнеса. Экстремизм и незаконный оборот наркотиков развиваются в теснейшем переплетении и сотрудничестве.      

Согласно ч. 8 ст.39 УК РТ действия членов организованной группы квали­фицируются по статье Особенной части, предус­матривающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. 36 УК РТ. В этом случае законодатель обоснованно переносит центр тяжести ответственности с роли каждого соучастника на организованный характер совер­шения преступления.

Объект преступления ст. 2021 УК РТ - со­вокупность общественных отношений, обеспе­чивающих безопасность здоровья населения. Предметом преступления, предусмотренного ст. 2021 УК РТ, являются в соответствии с ее дис­позицией: наркотические средства, психотроп­ные вещества. Однако за­кон[8] расширяет перечень предметов этого пре­ступления, включая сюда и прекурсоры наркоти­ческих средств и психотропных веществ.

Наркотические средства определены в дан­ном Законе как «вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, рас­тения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсо­ров, подлежащих контролю в РТ, в соответствии с законодательством РТ, международными до­говорами РТ, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.».

Приведенное определение исходит из фор­мального признака - включения соответствующих веществ в Национальный список наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, который в соответствии со ст. 6 вышеуказанного закона ут­верждается Правительством.

Объективная сторона преступления, пред­усмотренного ч. 1 ст. 2021 УК РТ, характеризуется несколькими видами незаконных действий, предметом которых являются наркотические средства или их аналоги. Нельзя не согласиться с А.И. Рарогом, что под приобретением наркотических средств или их аналогов следует понимать покупку, по­лучение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих рас­тений или их частей, содержащих наркотические средства[9]. Под хранением следует понимать лю­бые умышленные действия, связанные с факти­ческим нахождением наркотических средств во владении виновного (при себе, если это не свя­зано с их перевозкой, в помещении, в тайнике и других местах), независимо от их продолжитель­ности. Перевозка означает умышленные дей­ствия по перемещению наркотических средств или их аналогов из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любо­го вида транспортного средства и в нарушение общего порядка перевозки указанных средств, установленного законом. Под незаконным изготовлением следует понимать совершенные в нарушение законодательства РТ умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ од­ного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств из числа включенных в Перечень наркотических средств и их прекурсоров. В законе под из­готовлением понимают действия, в результате которых на основе наркотических средств или их прекурсоров получены готовые к использованию и потреблению формы наркотических средств или содержащие их лекарственные средства30.

Незаконная переработка наркотических средств означает совершенные в нарушение законодательства РТ умышленные действия, направленные на рафинирование твердой или жидкой смеси, содержащей одно или несколь­ко наркотических средств или психотропных ве­ществ, либо на повышение в такой смеси (пре­парате) концентрации наркотического средства или психотропного вещества.

Обязательным условием уголовной ответ­ственности за совершение преступления, пред­усмотренного ч. 1 ст. 2021 УК РТ, является их крупный размер.

Преступление признается оконченным с мо­мента совершения любого из действий, перечис­ленных в диспозиции ч. 1 ст. 2021 УК РТ.

Субъективная сторона преступления, пред­усмотренного ч. 1 ст. 2021 УК РТ, характеризуется прямым умыслом.

Уголовная ответственность за данное пре­ступление наступает с 16 лет.

Квалифицирующим признаком выступает особо крупный размер наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, которые явились предметом преступления33.

Объект преступления, предусмотренного ст. 202 УК РТ, - совокупность общественных от­ношений в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ, обеспечивающих без­опасность здоровья населения.

Объективную сторону данного преступле­ния образуют все деяния, содержащиеся в нор­мах главы 26 УК РТ: кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой и вы­могательство. Хищение наркотических средств означает противоправное их изъятие у физиче­ских и юридических лиц, владеющих ими законно и незаконно, в том числе путем сбора наркоти­косодержащих растений или их частей (коробо­чек и стеблей мака, стеблей конопли и т.д.) с зе­мельных участков сельскохозяйственных и иных предприятий и с земельных участков граждан, на которых выращиваются эти растения. При хище­нии наркотических средств путем кражи, мошен­ничества, а также грабежа преступление счита­ется оконченным с момента завладения ими и получения возможности хотя бы первоначально распорядиться наркотическими средствами. Хищение наркотических средств путем разбоя считается оконченным преступлением с момента нападения, соединенного с насилием, опасным для жизни или здоровья[10].

Вымогательство признается окон­ченным с момента предъявления незаконного требования передать наркотические средства, подкрепленного определенной угрозой. По де­лам о преступлениях, связанных с вымогатель­ством наркотических средств, потерпевшими наряду с гражданами, владеющими этими сред­ствами, могут быть лица, наделенные полномо­чиями по выдаче документов, дающих право на законное приобретение наркотических средств, лица, имеющие доступ к наркотическим сред­ствам в связи со своей профессиональной дея­тельностью, а также иные лица, чья производ­ственная или служебная деятельность связана с законным оборотом наркотических средств[11].

С субъективной стороны хищение и вымога­тельство наркотических средств являются пре­ступлениями, совершенными в форме прямого умысла. Виновный осознает, что изымает указан­ные вещества, и желает этого.

Субъект преступления - общий, лицо, до­стигшее 14 лет.

Хищение либо вымогательство наркотиче­ских средств признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о со­вместном совершении данного преступления. Ис­пользование лицом своего служебного положения при хищении либо вымогательстве наркотических средств означает, что лицо при совершении ука­занного преступления использовало свои долж­ностные полномочия, управленческие функции в коммерческих или иных организациях, возмож­ности государственного или муниципального слу­жащего либо любые иные возможности, вытекаю­щие из служебного положения виновного.

Под хищением либо вымогательством нар­котических средств с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия следует понимать совершение указанных действий с применением побоев или совершением иных насильственных действий, связанных с причинением потерпев­шему физической боли либо с ограничением его свободы. Насилие при этом всегда должно яв­ляться средством завладения наркотическими средствами. Оно может быть как физическим, так и психическим. Физическое насилие охватыва­ет случаи причинения физической боли, побоев (ст. 116 УК РТ), связывания лица, в ведении или под охраной которого находились наркотические вещества, ограничения свободы потерпевшего любыми способами. Психическое насилие пред­полагает угрозу применения физического наси­лия. При неопределенной угрозе, если характер действий и обстановка давали основание по­лагать, что существует реальная опасность для жизни и здоровья потерпевшего, содеянное сле­дует рассматривать как разбой[12].

Объект преступления, предусмотренного ст. 204 УК РТ, - совокупность общественных от­ношений, обеспечивающих безопасность здоро­вья населения от незаконного культивирования запрещенных к возделыванию растений, содер­жащих наркотические вещества.

Предметом преступления согласно диспози­ции ч. 1 ст. 204 УК РТ являются, во-первых, рас­тения, запрещенные к возделыванию на терри­тории РТ (опийный мак, кокаиновый куст и кат), а во-вторых, определенные сорта конопли, мака и других растений, культивирование которых за­прещено в целях незаконного потребления или использования в незаконном обороте наркоти­ческих средств.

А.И. Чучаев полагает, что объективная сторо­на данного преступления характеризуется совер­шением следующих действий: посев или выращи­вание запрещенных к возделыванию растений, культивирование сортов конопли, мака и других растений, содержащих наркотические вещества.

Под посевом запрещенных к возделыванию растений понимается посев семян или высадка рассады без надлежащего разрешения на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях. В этом случае преступление признает­ся оконченным с момента посева независимо от последующего всхода либо произрастания рас­тений. Выращивание запрещенных к возделыва­нию растений заключается в уходе за посевами, всходами с целью доведения их до определенной стадии созревания.

Преступление, совершенное в данной фор­ме, окончено с момента осуществления первых действий по выращиванию указанных растений47.

Культивирование означает возделывание наркотикосодержащих растений и охватывает как их посев, так и выращивание. Наряду с этим, под культивированием следует понимать также совершенствование технологии выращивания растений, содержащих наркотические средства, выведение новых сортов, повышение их урожай­ности, развитие устойчивости к неблагоприят­ным погодным условиям, уход за дикорастущими растениями (например, рыхление почвы, полив). Преступление считается оконченным с момен­та совершения любого из действий, охватыва­емых понятием культивирования[13]. По мнению В.И. Радченко, под культивированием следует понимать создание специальных условий для по­сева и выращивания наркотикосодержащих рас­тений, совершенствование технологии выращи­вания, выведение новых сортов[14].

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующими признаками ст. 204 УК РТ являются посев или выращивание запре­щенных к возделыванию растений, а также куль­тивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Под посевом или выращиванием запрещен­ных к возделыванию растений, а также культиви­рованием сортов конопли, мака или других рас­тений, содержащих наркотические вещества, группой лиц по предварительному сговору сле­дует понимать совершение указанных действий лицами, заранее договорившимися о совмест­ном совершении преступления.

Под посевом или выращиванием запрещен­ных к возделыванию растений, а также культиви­рованием сортов конопли, мака или других рас­тений, содержащих наркотические вещества, организованной группой следует понимать со­вершение указанных действий устойчивой груп­пой лиц, заранее объединившихся для соверше­ния одного или нескольких преступлений.

Одним из квалифицирующих признаков ст. 204 УК РТ является совершение преступле­ния в крупном и особо крупных размерах.

Диспозиции вышеуказанных статей уголов­ного закона являются недостаточно эффектив­ным правоприменительным инструментарием для противодействия межрегиональным орга­низованным экстремистским группам в сфере криминального наркобизнеса. Наличие в данных составах пре­ступлений квалифицирующего признака «совер­шение преступления организованной группой» не способствует активизации борьбы с нарко­дельцами, обладающими межрегиональными и международными связями, не ужесточает ответ­ственность.

Для повышения эффективности правового регулирования противодействия межрегиональ­ному и международному криминальному нарко­бизнесу, на наш взгляд, в конструкциях составов преступлений не хватает наличия особо квали­фицирующего признака «совершение преступле­ния межрегиональной организованной группой».

Автор полагает, что внесение законодате­лем в действующее уголовное законодательство конструктивных особенностей ст. ст.289, 2021, 202, 204 УК РТ в части добавления к составу преступления такого особо квалифицирующего признака, как «совершение преступления меж­региональной организованной группой», будет способствовать оптимизации процессов противо­действия организованному криминальному нар­кобизнесу межрегиональной направленности.

На основе проведенного в статье исследо­вания уголовно-правовой регламентации пре­ступлений, совершаемых наркодельцами с межрегиональными связями, представляется возможным сформулировать следующие выводы и предложения.

Нами предлагается дополнить ст. 289 УК РТ частью 5, ст. 2021 УК РТ - частью 4, ст. 202 УК РТ - частью 4, ст. 204 УК РТ - частью 5 как особо квалифицированной разновидностью составов данных преступлений, изложив их в следующей редакции:

ч. 5 ст. 289 УК РТ: «Перемещение через таможенную границу Республики Таджикистан наркотических средств, если это деяние совер­шено межрегиональной либо международной организованной группой помимо или с сокры­тием от таможенного контроля, либо с обман­ным использованием документов или средств таможенной идентификации, либо сопряжено с недекларированием или недостоверным декла­рированием»;

ч. 4 ст. 2021 УК РТ: «Незаконные приобрете­ние, хранение, перевозка, изготовление, пере­работка с целью сбыта наркотических средств в крупном либо особо крупном размере, со­вершенные межрегиональной организованной группой»;

ч. 4 ст. 202 УК РТ: «Хищение наркотических средств, совершенные межрегиональной организованной группой»;

ч. 5 ст. 204 УК РТ: «Посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака или дру­гих растений, содержащих наркотические веще­ства, совершенные межрегиональной организо­ванной группой».

Введение в уголовный закон особо квали­фицированных составов данных преступлений позволит усилить уголовно-правовые меры борь­бы с криминальным наркобизнесом и распро­странением наркомании в регионах.



[1] Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Принят Маджлиси Оли РТ 21.05.1998 г., вступил в силу 01.09. 1998 г. // Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. - 1998. - №9. – Ст.127.

[2] Рарог А.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / А.И.    Рарог. - М.: Институт международного права и экономи­ки; Триада ЛТД, 1996. С. 480.

[3] Закон РТ от 1 августа 1997 г № 7330-1 «О государственной границе Республики Таджикистан» // Ахбори Маджлиси Оли РТ . - 1997. - №15-16. – Ст.254.

[4] См.: Таможенный кодекс РТ от 3 декабря 2004 г.

[5] Рарог А.И. Указ. раб. / А.И. Рарог. С. 480.

[6] Радченко В.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / В.И. Радченко, А.С. Михлин. – СПб.: Питер, 2007. С. 784.

[7] Чучаев А.И. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ / А.И. Чучаев. - М.: Инфра: Контракт, 2004. С. 819.

[8] Закон РТ от 10 декабря 1999 г., № 873 "О наркотических средствах, психотропных веществах и прекурсорах" // Ахбори Маджлиси Оли РТ . - 1999. - №12. – Ст.312.

[9] Рарог А.И. Указ. раб. / А.И. Рарог. С. 480.

[10] Сергеев А.Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учеб. по­собие / А.Н. Сергеев. - М.: УБНОН МВД России; Московская академия МВД России; Щит-М, 2001. С. 680.

[11] Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. 5-е изд., перераб и доп. / А.И. Рарог. - М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 672.

[12] Чучаев А.И. Указ. раб. / А.И. Чучаев. С. 819.

[13] Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. 4-е изд., перераб и доп. / А.И. Рарог. - М.: ТК Велби; Проспект, 2007. С. 672.

[14] Радченко В.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / В.И. Радченко, А.С. Михлин. - СПб.: Питер, 2007. С. 784.

Возврат к списку



Учеба в РТСУ

Абитуриенту Абитуриенту Студенту Студенту Выпускнику Выпускнику Сотруднику Сотруднику
Для людей с ограниченными возможностями

Для комфортного просмотра вы можете воспользоваться масштабированием страницы — в активном окне браузера нажмите несколько раз на клавиатуре сочетание клавиш Ctrl и + для увеличения размеров шрифта и элементов сайта до необходимого вам размера

Закрыть